health4women.ru

Почему нет возбуждения с девушкой


Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой



Итак, наша тема – это первые действия жертвы насилия, непосредственно после насилия. Допустим, что случилось с человеком насилие, он какие-то действия на месте уже сделал, пришел домой, вышел в Интернет и сейчас читает наше с вами интервью, находясь в шоке и не зная, что ему вообще делать. С одной стороны, защитить себя на каком-то материальном уровне, с другой стороны – на психологическом, облегчить свое состояние.

– Первое, что человек должен запомнить, зло должно быть наказано. Зло должно быть наказано не просто потому, что это какой-то философский принцип, а для того, чтобы другой человек не испытал то же, чему подверглись вы.

Поэтому необходимо обратиться в правоохранительные органы, для того, чтобы они предприняли все возможные меры для поимки преступника и для предотвращения совершения им новых преступлений.

Как правило, человек, который ступил на преступную стезю, не ограничивается одним преступлением. Преступления, которые связаны с физическим насилием, не доведенным до убийства, и с имуществом, когда отбирают мобильные телефоны, машины, – они все совершаются постоянно, преступник этим живет. Поэтому очень важно это остановить. Вы поможете это сделать, обратившись с заявлением.

– Начнем с простого вопроса: обращаться нужно именно при помощи звонка 02?

– Это лучший способ. Объясню две принципиальные причины, почему лучше позвонить 02. Первая – потому что это доступно. А вторая – потому что все звонки на 02 записываются и берутся на контроль, т.е. исключается момент нерадивости. Жертве преступления подсказывают, куда он может прийти написать заявление, либо, если требуется, 02 сразу перезванивает в дежурную часть органа внутренних дел, ответственного за эту территорию, и на место происшествия выезжает следственно-оперативная группа.

– В службу 02 нужно звонить, пока я нахожусь на месте преступления?

– Откуда угодно, здесь нет ограничений. Произошло преступление, решили, что не будете никуда обращаться. Но пришли домой, подумали, посоветовались с близкими, все говорят, что надо обратиться в милицию. Звоните, даже если прошло много времени.

– Даже через неделю?

– Даже через год. Единственное ограничение, это то, что у каждого вида преступления существует свой срок давности.

– Зачем же тогда люди обращаются непосредственно в отделение, идут с заявлением? Они просто не знают, что нужно 02 позвонить?

– Существует разделение по видам преступлений. Например, произошел конфликт дома, муж избил жену, не дал ей позвонить в 02, они легли спать, она униженная плакала в комнате, телефон он отобрал. На следующее утро он либо спит, либо отправился на работу, а она может просто пойти в органы внутренних дел, если знает, где милиция находится. Зачем ей звонить 02? Она все равно должна будет прийти в органы внутренних дел, для того, чтобы с нее взяли объяснения, чтобы она написала заявление.

Возможны преступления другого характера. Если в отношении вас совершили физическое нападение, грабеж, т.е. на месте преступления могли остаться какие-нибудь следы, должна приехать следственно-оперативная группа, чтобы она могла, исследовав место происшествия, составив протокол осмотра места происшествия, найти какие-то следы, которые помогут в дальнейшем для раскрытия этого преступления, нахождения и поимки преступника. В этом случае лучше обратиться в 02, чтобы сразу вызвали следственно-оперативную группу.

Есть такое понятие «по горячим следам», оно используется в терминологии именно раскрытия преступлений по горячим следам. По горячим следам раскрывается большая часть преступлений.

Т.е., если на меня напали год назад, то мне уже нет смысла звонить 02?

– Конечно. Более того, если напали год назад, человек сталкивается с непониманием в милиции – «а почему вы об этом не заявили раньше». Бывает ситуация, когда человек увидел фоторобот и вспомнил, что тот насильник, который напал на него, выглядел так же. Он приходит и говорит: «Вы знаете, я не стал подавать заявление год назад, у меня был вот такой эпизод – на меня напал тот человек, который у вас висит на стенде». Это будет логичным объяснением того, почему он пришел через год. А если он просто скажет «не хотел, а сейчас захотел», то к нему отнесутся с некоторым недоверием, может быть, у человека психика ненормальная, может быть, этого и не было, может быть, он ищет к себе повышенного внимания.

– Значит, есть всего два способа заявить о преступлении – либо 02, либо в отделение милиции?

– Да. Причем можно даже не самому обращаться. Можно позвонить друзьям и попросить их сообщить. Например, ваши телефоны прослушиваются. Тогда, может быть, вам имеет смысл попросить, чтобы кто-то позвонил по 02, а не вы сами.

– На слуху выражение «написать заявление в прокуратуру», это не имеет отношение к нашей теме?

– Я с самого начала сказал «обратиться в правоохранительные органы, как правило, в милицию». Потому что у нас есть статьи, подследственные прокуратуре, точнее, Следственному комитету при Прокуратуре. Если произошло преступление такое как изнасилование, убийство, т.е. особо тяжкого характера, то этим занимается прокуратура. Если человек обращается в милицию, то от него примут заявление, возьмут объяснения, но, выяснив, что это статья, подследственная Следственному комитету, направят в Следственный комитет.

– Непосредственно обращаться в Следственный комитет не нужно?

– Туда можно обратиться, но, как правило, они используют милицию, чтобы она помогла на первоначальном этапе всё собрать, т.к. у милиции есть все средства: группа немедленного реагирования, в которой эксперт с дактопорошком, может снять отпечатки пальцев, и так далее. Милиция обязана приезжать на все совершенные преступления.

– Как именно общаться с сотрудниками правоохранительных органов, учитывая нашу нынешнюю ситуацию? Во-первых, это проблема заинтересованности конкретных сотрудников в том, чтобы браться за такое дело, открывать его и им заниматься. Дело, если оно не будет раскрыто, является минусом для этих сотрудников милиции, поэтому они могут быть не заинтересованы. Во-вторых, если это домашнее преступление или сексуальное насилие, то на эмоциональном уровне может быть и не совсем чистым отношение у этих сотрудников. Как, с учетом всех этих обстоятельств, максимально правильно общаться с милицией, чтобы они были заинтересованы в этом деле и взялись за него основательно?

– Если вы, будучи потерпевшим, приходите в милицию, пишете заявление с просьбой привлечь к уголовной ответственности неустановленное лицо или неизвестных лиц, которые совершили в отношении вас преступление, и сталкиваетесь с нежеланием сотрудников милиции принимать это заявление, чтобы не было того, о чем вы говорите, «висяков» так называемых, т.е. не раскрытых преступлений, в таком случае звоните в 02 и сообщайте о том, что в отношении вас совершено преступление, вы явились в дежурную часть ОВД такого-то района, хотели подать заявление, но его у вас не принимают. Сразу же будет наведен порядок, и в данной ситуации. Я думаю, что они выбегут и еще будут бежать за вами, пытаясь вас догнать, чтобы взять это заявление.

Когда я звоню 02, я не попаду в это самое отделение?

– Нет. 02 – это общая городская служба. В Москве наиболее разветвленная сеть, здесь есть орган внутренних дел районный, потом есть окружной, городской. В городе, на Петровке 38, – известный всем адрес, – располагается Главное управление внутренних дел по Москве, там расположен огромный зал, где сидят девушки, перед ними мониторы – когда звонят, сразу определяется номер. Если человек звонит с таксофона – определяется номер таксофона, место расположения этого таксофона. Это для хулиганов, которые любят позвонить и сообщить, что в какой-нибудь школе взрывное устройство заложено, чтобы уроки сорвать. В 02 все записывается на пленку, значит, потом никто не скажет, что вы не звонили – назвав дату и время вашего звонка, можно всегда поднять ваш разговор и то, что вы сообщали оператору 02.

– В некоторых случаях рекомендуют обращаться в службу собственной безопасности. Получается, что достаточно обратиться в службу 02?

– Абсолютно верно. Я думаю, что служба собственной безопасности нужна больше для последующих действий. У вас взяли заявление, зарегистрировали всё как положено, может быть, даже дело возбуждено. В ходе расследования этого уголовного дела вы можете заметить, что сотрудники милиции могут находиться в какой-то связи с преступником. Вот тогда есть смысл обращаться в службу собственной безопасности.

– А чего мне следует ожидать в случае, если ко мне в отделении отнеслись не очень хорошо? Я позвонил 02, потом должен опять идти в отделение или ждать, чтобы из отделения мне позвонили?

– Зависит от ситуации. Если вы вышли и тут же набрали по мобильному телефону «02» то, скорее всего, они перезвонят туда, и вы туда же и вернетесь. И не надо ничего бояться. Закон на вашей стороне, и тот, кто отказывается принимать заявление – он нарушитель, это он должен бояться с вами взглядом встретиться, а не вы. Вы поступаете согласно закону, так, как положено.

Я понимаю, что не у каждого человека хватает мужества, смелости, поэтому какая-то часть людей уходит и думает – «не буду связываться». Хочу обратить внимание на то, что не надо опускать руки, и даже если столкнулись с нерадивостью отдельных сотрудников, нужно продолжать настойчиво добиваться того, чтобы было зарегистрировано заявление, и началась проверка по тому, что вы сообщили.

– Один из наших респондентов, полковник, дал совет не показывать милиционерам то, что вы юридически подкованы. Обращаясь к ним, сказал он, стараться действовать на психологическом уровне – вы просто человек, ничего не знающий, просто по-человечески попросите их о помощи. Или все-таки целесообразно показывать свою юридическую подкованность?

– Я думаю, что здесь тоже нет однозначного ответа. Смотрите по ситуации. Если вы приходите и видите, что к вам относятся по-человечески, душевно, интересуются тем, что случилось, обещают помочь, то вы можете и не блистать юридическими познаниями. А если вы видите, что с вами начинают разговаривать «сквозь зубы» – «Да что мы тут? На всех не напасешься! Будем мы еще по каждому чиху тут...», вот тогда лучше показать юридические познания. Сказать: «Хорошо, мне тогда что, лучше в прокуратуру обращаться, туда писать заявление?» Дело в том, что часть милиционеров, надеются, что если сказать человеку, к примеру «Да что! Кто будет искать твою шапку!», человек уйдет. А когда бабуля говорит: «Ну ладно, сынок, тогда пойду в прокуратуру, напишу заявление, что вы не хотите работать», у милиционера появляется дополнительный стимул к добросовестной работе. Иначе разберутся, кто в это время находился в отделении, и он за это будет наказан.

– У нас получается, что еще одна инстанция есть, кроме 02 и УСБ, – прокуратура?

– Я поясню. Следственный комитет при прокуратуре осуществляет функцию расследования. А прокуратура осуществляет надзор за исполнением закона. И надзирает она не только за милицией, она надзирает за ФСБ, за Госнаркоконтролем, за Управлениями образования, школами, садами, предприятиями общественного питания, т.е. надзор общий за всеми. И если происходит нарушение закона со стороны милиции, то милиция сама не может расследовать дела в отношении своих сотрудников.

– А Управление собственной безопасности может?

– УСБ не может. У них специфика работы такая – в случае, если их проверка показывает, что сотрудник милиции совершил какое-то преступление, то материалы передаются в прокуратуру. И уже прокуратура будет возбуждать уголовные дела за превышение служебных полномочий, за получение взятки и т.д. Если УСБ не выявило никаких нарушений, то в заключение служебной проверки будет написано, что можно считать проверку оконченной, а сведения не подтвердившимися. Тогда никто ничего в прокуратуру не направляет, а расследовать они не имеют права.

– Как понять, куда следует обращаться в случае каких-то подозрений и злоупотреблений? В прокуратуру или в УСБ?

– Если вы обратитесь в прокуратуру как потерпевший, то у вас примут это заявление и начнут проверку, если вы обратитесь в Управление собственной безопасности, то там тоже обязательно примут заявление и тоже начнут проверку, т.е. результат будет один. Любым путем можно идти.

– Что еще можно сказать о психологическом уровне общения с милицией?

– Если человек оказался жертвой, особенно жертвой физического насилия, я рекомендовал бы двигаться в милицию не одному, а с «группой поддержки». Потому что человек испытывает шок и может неадекватно поступать, что-то забыть. Если у человека есть друзья, близкие люди, то лучше пойти вместе.

Если человека избили, он сейчас чувствует себя хорошо, а пошел в милицию, и по дороге у него случилось кровоизлияние, и он просто упал, не дошел до УВД, и никто уже ничего не узнает. Очень часто бывает, что после избиения человек сначала чувствует себя хорошо, а через какой-то момент наступает ухудшение. Поэтому, если он отправится с кем-то из близких, то, по крайней мере, гарантирует себе, что о нем позаботятся.

Если это касается таких интимных моментов, как изнасилование, сексуальные домогательства, то тяжело, если это женщина, рассказывать об этом мужчине. Поэтому тот, кто будет с этой женщиной, муж или сестра, или мать, например, то они будут способны оказать какую-то поддержку. Будет проще.

– Если, допустим, заявление приняли, но вроде как ничего не делают. Мне рассказывала одна психолог, что ее тринадцатилетнего сына избили на улице возле подъезда, но никто этого мальчика не искал, хотя, в принципе, все знали, кто этот мальчик. Папа с мамой сами поймали этого мальчика пятнадцатилетнего и привезли в отделение. Что еще можно сделать для стимулирования работы милиции, кроме того, чтобы самому ловить этого преступника?

– Во-первых, самим ловить преступника – это чревато. По разным причинам. Если преступник опасен, и вы будете его ловить, то вы рискуете тем, что он вас еще раз каким-то образом накажет. Человек может быть опасен, и даже если он в первый раз не применил оружие, не факт, что его у него нет. Он посчитал, что с вами справится и так, но когда вы его где-то будете догонять, он может извлечь нож. Это просто опасно.

Второе. Любое уголовное дело, которое возбуждено в отношении преступника, должно, в идеале, попасть в суд, который вынесет наказание этому преступнику. А чтобы оно попало в суд, в нем должна быть четкая доказательная база, что, к сожалению, не всегда имеется. Это как раз тот случай, когда все знают, что этот человек совершил преступление, но доказательств этому нет. У нас в Уголовном кодексе есть такая статья «Презумпция невиновности», т.е. никто не может быть признан виновным в совершении чего-либо иначе как по решению суда. Если доказательств нет, то человек считается невиновным, и никто в суд это дело не направит. Вот эти доказательства, зачастую, теряются, когда человек сам начинает охотиться за преступником.

– Допустим, ты написал заявление. Неделю, месяц не получаешь никаких известий от милиции, никто тебе не говорит о том, что они что-то делают. И возникает вопрос: во-первых, как узнать, что делается, и, во-вторых, если ты все-таки видишь, что ничего особенно не делается, как их простимулировать? Москва, мы понимаем, наиболее коррумпированный город, в том числе и в плане правоохранительных органов. Знаю случай, когда даже были доказательства, но пришлось дать взятку милиционерам, чтобы они это дело довели до конца. Понятно, что мы не говорим о том, что надо давать взятку. Что можно сделать законного, чтобы простимулировать милиционеров?

– Естественно, давать взятку – это состав преступления, и тот, кто дает взятку, сам совершает преступление. Тут совет один – этим заниматься не нужно.

Что делать? В Уголовно-процессуальном кодексе четко оговорено, что на рассмотрение заявления о совершении преступления отведено трое cуток, в исключительных случаях – до десяти. Ввиду того, что очень много заявлений, как правило, задействуется больше трех суток. Но десять суток – это максимальный срок. Есть еще исключения, если прокурор продлил, но там оговорено, в каких случаях. Поэтому, если через десять суток вам не сообщили о том, какое решение принято по вашему заявлению, то это уже нарушение.

Какие решения могут приниматься по вашему заявлению? Первое – это возбуждается уголовное дело, второе – выносится постановление об отказе возбуждения уголовного дела (такой процессуальный документ), и третье – дело направляется по подследственности. Если милиция выяснила, что преступление относится к подследственности, допустим, прокуратуры, ФСБ или таможни, то материалы направляются туда.

– Что означает возбуждение уголовного дела?

– Выносится постановление установленного образца, называется «Постановление о возбуждении уголовного дела». Уголовному делу присваивается номер, и с этого момента начинаются следственные действия. И постановление о возбуждении уголовного дела, и постановление об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть доведено до заявителя. Вас в обязательном порядке обязаны уведомить, что по вашему заявлению принято то или иное решение.

– Допустим, возбудили уголовное дело. Это налагает какую-то ответственность на милицию, или можно возбудить, а дальше ничего не делать?

– Теоретически возможно, что возбудили и ничего не делают, но обычно делают. Во-первых, просто потому, что так положено. Во-вторых, потому, что существует система контроля и та же прокуратура, которая осуществляет надзор, – она проверяет не только уголовные дела, но и постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Весь этот материал с постановлением направляется в прокуратуру для проверки законности вынесенного решения.

У возбужденного уголовного дела есть три возможных исхода. Либо оно заканчивается обвинительным актом или обвинительным заключением и направляется прокурору для проверки и дальнейшего направления в суд. Либо оно прекращается в связи со следующим: с отсутствием события преступления, в связи с отсутствием состава преступления, в связи с амнистией, в связи со смертью виновного, с примирением сторон, с деятельным раскаянием и т.д. Если оно прекращается, то, опять же, проверяется прокуратурой. Либо оно приостанавливается, если в течение отведенного срока не удалось найти преступника. Или он найден, но скрылся, или не скрылся, но он болен, лежит в реанимации, и с ним невозможно никаких действий проводить, тогда дело также приостанавливается, и проверяется прокуратурой.

Любое решение по уголовному делу проверяется прокуратурой. Дело выкинуть невозможно, т.к. возбужденное уголовное дело получает свой номер, ставится на учет в информационном центре, и это тоже все проверяется прокуратурой. Эта система не подразумевает, что можно просто взять уголовное дело и выкинуть в корзину, и никто об этом не узнает.

Если у потерпевшего возникают сомнения в том, что органы милиции расследуют дело так, как надо, то с этими сомнениями он может обратиться в прокуратуру, они на любом этапе расследования уголовного дела могут посмотреть и проверить.

– Какие обязательства налагает написание заявления на самого заявителя? Я в советское время стал жертвой мошенников в городе Ташкенте. Написал заявление, а потом милиционеры говорят, что теперь мне нужно будет ездить к ним на опознание за свой счет из Москвы. Тогда мне пришлось что-то делать, чтобы это заявление аннулировать. Какие еще могут возникнуть такие неожиданные обязательства у заявителя, помимо того, что ездить в город по месту преступления?

– Во-первых, человек не должен ездить за свой счет, ему это должно оплачиваться. Если в суд вызывают, то оплачивается судом, если в милицию, то милицией. Либо сами должны выехать к нему, либо направить отдельное поручение для того, чтобы те органы, которые здесь, провели следственные действия (если это возможно без его присутствия).

Многие документы требуют их подписания потерпевшим. Назначают экспертизу, потерпевшего обязательно должны ознакомить с постановлением о назначении экспертизы. Заключение получили – обязательно должны ознакомить вас с заключением экспертизы. Это все оформляется специальными бланками постановления.

Ясно, что все это разнесено по времени. Сначала нужно ознакомить с тем-то, экспертиза может и полмесяца длиться, человек же не будет сидеть дожидаться, пока ее сделают. Поэтому такие вещи могут сделать территориальные органы по месту вашего проживания. Если требуется опознание, в таком случае они должны предпринять все меры, для того чтобы обеспечить вам возможность прибытия для исполнения этого следственного действия.

Самая главная ответственность, которую вы несете, подавая заявление, это ответственность за заведомо ложное сообщение (ст. 306). За это существует уголовная ответственность.

Если человек подал заявление, но не знал, что то, что произошло с ним, не является преступлением, то его к ответственности никто не привлечет. Только если умышленно заявляете о том, чего не было.

Например, не было изнасилования, а заявляете, что вот этот человек меня изнасиловал, или у вас никто не отбирал деньги, а вы специально хотите кого-то «подставить».

Могут быть примеры, когда человек не понимает, что здесь нет состава преступления, и пишет заявление, тогда ему просто разъясняют. По его заявлению вынесут постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, и скажут, что состава здесь нет, а есть гражданско-правовые отношения, обращайтесь в суд.

Суд это не единая масса, он тоже подразделяется. Есть уголовный суд, который расследует уголовные преступления, есть гражданский суд, есть целый Гражданский кодекс, который, кстати, толще, чем Уголовный. Есть еще арбитражный суд, который занимается взаимоотношениями организаций, предприятий, учреждений. Я сейчас не беру еще конституционный суд и т.д.

В общем, все, что происходит между предприятиями – арбитражный суд, все, что происходит между людьми и не касается Уголовного кодекса, – Гражданский суд, и то, что попадает под Уголовный кодекс – это уже Уголовный суд.

– Но ситуации насилия не могут относиться к делам частного обвинения?

– Могут, если это преступления, предусмотренные статьями 115 и 116, частями первыми, и если они не имеют квалифицирующих признаков, которые прописаны уже во вторых частях. Ст. 115 – «Причинение небольшого вреда здоровью», а ст. 116 – «Побои».

Например, если человека избили на улице из хулиганских побуждений, то это уголовное дело будет возбуждать и расследовать милиция, а если человек подрался дома со своим родственником, то это будет или ст. 115 ч. 1, или ст. 116, ч. 1, нанесение повреждения, которое квалифицируют как небольшой вред здоровью, либо квалифицируют, что вред здоровью не причинен, но физические повреждения были – синяки, гематомы.

Если в отношении вас совершено насилие небольшой тяжести или побои причинены известным вам человеком, то вы направляетесь к мировому судье. Мировые судьи также по территории разделены на судебные участки. Территории судебных участков не совпадают с территориями отделений милиции. Судей больше, чем отделений.

– Давайте рассмотрим подробнее ситуацию семейного насилия. Получается, что если муж побил жену или жена побила мужа, то в милицию нельзя обращаться? Понятно, что в милицию можно обращаться, если сохраняется опасность для здоровья. Мировой судья не может защитить.

– В милицию обращаться можно. Милиция существует именно для того, чтобы к ней обращались, и, даже когда не обращаются, чтобы она сама тоже искала, работала.

Если эта угроза вашему здоровью серьезна, то надо обращаться в милицию. Существует ст. 119 в Уголовном кодексе «Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью». Эта статья как раз защищает жертву, и тут наиболее оптимальным является звонок в милицию.

– А если речь идет о каких-то постоянных побоях легкой тяжести?

– Скорее всего, это будет подпадать под ст. 115 ч. 1 и ст. 116 ч. 1, тогда нужно идти в мировой суд и писать там заявление на своего нерадивого супруга, сожителя или отца.

– А если это происходит каждый день? Вот сегодня, например, меня опять побили, не будет ли этот путь слишком длинным, пока я напишу судье? Я хочу, чтобы меня или моего ребенка уже сейчас защитили.

– Вы не можете ожидать, что в любой ситуации семейного насилия насильник тут же будет арестован. Есть квалификация преступлений по степени тяжести. Преступления небольшой тяжести – это те преступления, по которым предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы сроком не более двух лет. По преступлениям небольшой тяжести человека, как правило, не арестовывают.

– А как можно защитить? Является ли арест единственным способом защиты страдающей стороны от насильника?

– Просто арест наиболее эффективен. Человека заключили под стражу, и он уже не имеет возможности третировать свою жертву. А в случае, если его не заключили под стражу, берется подписка о невыезде, например. Т.е. он все равно возвращается домой, где проводил это насилие, просто он знает, что в отношении него возбудили уголовное дело, или сейчас проводят проверку и возбудят уголовное дело. Таким образом, жертва, скорее всего, будет продолжать испытывать на себе угрозу повторного воздействия.

– Как мы понимаем, есть вариант, когда женщина с ребенком приезжает в какой-то центр, но милиция в этом вопросе помочь не может.

– У милиции нет антикризисных центров, где человек может переночевать, где ему окажут помощь. Такие центры есть и создаются, но милиция к ним никакого отношения не имеет. Милиция может посочувствовать, но приютить она не может, у нее нет таких функций, средств и сил. Поэтому в данном случае жертва вынуждена спасаться у своих близких родственников и друзей, т.е. ехать к маме, к папе, к сестре, к брату, к друзьям для того, чтобы переждать какое-то время для принятия решения.

– Наиболее типичная ситуация: пьяный муж дома бушует, женщина переживает за свое здоровье и за психическое состояние своих детей. Она звонит в милицию, а там, по опыту того, что женщины зачастую отказываются потом, говорят: «Cами решайте как-то свои семейные ситуации». Что делать?

– Во-первых, нужно звонить 02. Служба 02 никогда не скажет «решайте сами». 02 сообщит в орган внутренних дел, на территории которого находится квартира или дом жертвы, и приедет группа немедленного реагирования (ГНР) или прибудет пеший пост милиции, если он рядом. Подошлют наиболее близко расположенный патруль, задачей которого будет выяснить, что происходит в этой квартире, потому что, вы сами понимаете, что можно позвонить в 02 и сообщить о том, чего нет. Например, люди напились, и у них возникает желание похулиганить по телефону, поэтому в любом случае туда выезжают, чтобы выяснить, что там происходит. Если выяснят, что там действительно происходит насилие, то задача милиции – предотвратить его. В данном случае – забрать этого человека в органы внутренних дел. Если это административное правонарушение, то составить протокол административного правонарушения. Он может находиться там всю ночь, утром его отправят к судье, суд ему вынесет какое-то решение, может избрать ему наказание в виде отбывания пяти или десяти суток административного ареста.

– А вот эти пять-десять суток – вроде бы неплохой вариант наказания и временного спасения для жертвы.

– Неплохой вариант, но это присуждается по административному законодательству. Есть пограничные деяния - «правонарушение» и «преступление». Если это преступление, то это Уголовный кодекс, если это правонарушение, то это Кодекс об административных правонарушениях.

Например, хулиганство. Есть хулиганство уголовно наказуемое – это ст. 213, а есть мелкое хулиганство – ст. 20.1 Кодекса об административных правонарушениях. Если человек нецензурно выражался в общественном месте, то его должны доставить в милицию, составить на него протокол по мелкому хулиганству и направить его в суд, а суд уже вынесет какое-то наказание, штраф или еще что-то. Но если это уголовно наказуемое хулиганство, то здесь будет возбуждено уголовное дело, оно не будет направляться в суд для принятия этого решения. В суд его направят тогда, когда будет расследовано уголовное дело, для того, чтобы ему избрали меру наказания, вполне возможно, в виде лишения свободы.

Если человек в квартире просто шумит, мешает соседям спать, нарушает закон города Москвы, к примеру, то на него составят протокол. А если он совершил насилие, и это насилие серьезное, то, во-первых, жертва должна обратиться в травмпункт для того, чтобы побои или те повреждения, которые нанесены жертве, были зафиксированы. Потом, когда будут проводить расследования, милиция будет осуществлять выемку медицинских документов.

– Это именно травмпункт должен быть или поликлиника тоже может быть?

– Вообще, для этого как раз, и существует травмпункт. Они находятся при поликлиниках, просто их меньше, чем поликлиник, но если травмпункта нет, и человек обращается в поликлинику, там его тоже обязаны принять. Если совсем плохо – он может вызвать скорую помощь, и его отвезут в больницу.

– Снятие побоев по какой-то особой процедуре делается, справка по какой-то особой форме пишется?

– В травмпункте есть кабинет врача, человек заходит, его осматривают, если нужно - меряют давление, температуру, отправляют на рентген, делают магнитно-резонансную томографию. Врач заводит карточку. Если в поликлинике все, кто прописан, имеют постоянную карточку, которую они берут в регистратуре и идут к врачу, то здесь заводится новая первичная карточка, в которой все записывается и прикладываются сделанные снимки. Для милиции пишется справка, что к ним обратился такой-то человек, зафиксированы сотрясение мозга, например, множественные гематомы в области верхнего левого предплечья или бедра.

Эта справка является основанием для того, чтобы в милиции заниматься этим, потому что то, что видим сегодня – через неделю этого может уже не быть. Синяк рассосался, царапина или порез затянулся, а на бумаге это все отражено и может быть подтверждено даже снимками.

Если человек самостоятельно обращается в больницу с признаками насилия, то лечебные учреждения обязаны сообщать обо всех случаях обращения к ним с повреждениями в милицию. Они отсылают телефонограмму, что к ним обратился такой-то человек, с его слов избит неизвестными там-то.

– Это когда сам пациент говорит о том, что его избили? Врач не должен догадываться о том, почему это произошло?

– Не должен. Врач спрашивает его, он должен написать об обстоятельствах получения травмы. Естественно, он знать не может, человек ведь может ему и не сказать, может отказаться говорить, или сказать, что это он сам поскользнулся и упал.

– Даже если ножевое ранение?

– Конечно. Очень часто люди не хотят обращаться в милицию. Например, они поссорились между собой, они знают друг друга, один другому воткнул нож. Человек либо боится, что ему потом отомстят, если он в милицию обратится, либо по своим понятиям (если они, например, оба сидели на зоне и для них обращаться в милицию «западло»), либо, наоборот, человек решил отомстить сам, без милиции, и думает, что сейчас у него все заживет, и он сам отомстит. И не говорит.

Но телефонограмма все равно идет в органы внутренних дел, и по ней обязательно приводится проверка. Часто сотрудники милиции сталкиваются с тем, что люди не хотят говорить, они выдумывают что угодно, что они пять раз поскользнулись и упали на этот нож, и поэтому у них пять дырок от этого, но это уже дело самой жертвы. Если жертва не хочет, чтобы милиция искала – это ее право.

– Очень часто жертва изнасилования боится вмешательства в ее личную жизнь, огласки. Само по себе общение с милиционером может быть не очень приятно, когда он будет ее о чем-то спрашивать. Что здесь можно посоветовать человеку?

– Все равно нужно обращаться в милицию. Как правило, это не разовое, а многократное преступление, т.е. насильник не ограничивается одной этой жертвой. И для того чтобы предотвратить это, чтобы у него не появилось новых жертв, его надо найти, и он должен понести за это наказание. Поэтому надо обращаться.

Во-первых, нужно взять кого-нибудь в качестве поддержки. Пусть женщина или девушка не идет одна, лучше, если это будет человек одного с ней пола. У нас две трети дознавателей и где-то половина следователей – женщины. Они дежурят в следственно-оперативной группе, и поэтому можно попросить, чтобы объяснения у женщины брала женщина, так будет проще.

Во-вторых, милиция не имеет права предавать то, что вы им сообщите, огласке. Закон стоит на страже ваших интересов.

 Но главная огласка – это ведь сам суд?

– Сам по себе суд, который произойдет, это тоже не спектакль с афишами.

– Заседания суда открытые или закрытые?

– Вообще они открытые. Закрытые заседания назначаются тогда, когда рассматривается информация, которая может нанести ущерб государственным интересам, т.е. совершенно секретные сведения. А так проповедуется открытость нашего суда, когда любой человек может прийти и посмотреть.

Имеется сложность в небольших провинциальных городах или поселках. Там все становится известно просто в силу того, что люди друг друга знают, и стоит обратиться в лечебное учреждение или в милицию – через какое-то время всем становится известно. В большом городе это может остаться абсолютно незамеченным.

– Как быть в ситуации, очень распространенной, когда жертва изнасилования и насильник знали друг друга, и эту жертву очень часто обвиняют в том, что она сама до этого довела?

– Закон стоит на стороне женщины, мужчине здесь уготована ловушка. Например, женщина соглашается на то, чтобы вступить в сексуальный контакт с мужчиной, а потом говорит ему: «Дорогой, или ты на мне женишься, или я иду в прокуратуру с тем, что ты меня изнасиловал. Сейчас расцарапаю себе лицо, ударюсь головой об стенку, чтобы у меня синяк был, позвоню и расскажу всем подругам, буду плакать, рыдать». Как поступить в данной ситуации? Мужчина сразу становится заложником, потому что контакт был, это будет доказано, т.к. существует судебно-биологическая экспертиза, когда направляют белье или берут у женщины анализ, и выясняется, что следы действительно принадлежат этому мужчине. А если он не состоит с ней в каких-то отношениях, закрепленных в виде брака или сожительства, что можно подтвердить, то априори, как и при бракоразводном процессе, при прочих равных условиях, если нет свидетельств, доказывающих, что они по согласию все это делали, мужчина оказывается виноватым.

Любому мужчине нужно задуматься, прежде чем вступать в сексуальный контакт с женщиной, не имея подтверждающих каких-то показаний.

– Т.е. если произошла такая ситуация со знакомым человеком, то женщина не должна беспокоиться о том, что на ней нет царапин, и без этого ей могут не поверить?

– Поверить ей могут, но это будет вызывать сомнения.

Он стал вас насиловать. Ваши действия? Что вы предприняли для того, чтобы он вас не изнасиловал?

Человек, в отношении которого будет возбуждено уголовное дело, он ведь тоже будет доказывать, он возьмет адвоката, адвокат будет помогать ему избежать уголовной ответственности. Они поднимут всю хронологию до совершения этого контакта, который будет объявлен преступлением. Выяснится, к примеру, что они встретились, сходили в кино (билеты будут) или в театр, на входе их кто-то там запомнит, их допросят. Потом они пошли в ресторан, там найдут и допросят официанта, который подтвердит, что мужчина оплачивал счет, что они веселились, мужчина говорил какие-то комплименты девушке. Это все будет работать против жертвы и за преступника. Т.е. почему вы отправились с ним в театр или кино? Женщина может сказать, что она думала, что они просто дружат, и это не значит, что он обязательно должен меня насиловать. Вполне возможно. Дальше: где было изнасилование? На квартире. На чьей квартире? На ее квартире. Т.е. вы пригласили его к себе домой. Существуют определенные нормы приличия – не приглашают, к примеру, мужчину на ночь. Либо вы у него были дома. Почему вы с ним пошли, вы же понимали, что это может произойти?

Это будет работать против жертвы. Вполне возможно, что при расследовании это уголовное дело не будет направлено в суд, оно будет прекращено.

– Я так понимаю, что здесь нет четкой границы, это чисто эмоциональное решение судей, получается?

– Да, здесь границы нет. Решение даже не судей, оно может до суда не дойти. Если нет доказательной базы, то дело прекратят до суда.

– И ничем она доказать не может?

– Ну, с одной стороны, ее доказательства будут, если она сразу обратится. Здесь всегда совет – не мыться, для того, чтобы с вас взяли мазки.

Что такое преступление? Преступление – это преступные деяния, совершенные с умыслом, прямым ли косвенным. Если человек не имел умысла, то преступления нет. Изнасилование – это совершение сексуального контакта против воли того, с кем совершают. Получается, что если против воли – это преступление, а если не против воли – это не преступление. А результат, условно говоря, если она приходит, и семенная жидкость мужчины находится в ее половых органах, будет один и тот же. Т.к. презумпция невиновности существует, то нужно доказать мотив, т.е. он ее насиловал против ее воли или он просто сексом с ней занимался.

Поэтому здесь женщинам нужно, в качестве профилактики, десять раз подумать, прежде чем соглашаться с мужчиной идти куда-либо.

– Получается, если они сходили в кино, ресторан, потом пришли домой, на ней нет повреждений и каких-то доказательств, ей бессмысленно даже обращаться куда-то?

– Не бессмысленно, хотя бы для того, чтобы не повторилось это в будущем.

– Т.е. если второй раз кто-то другой по поводу этого мужчины обратится, после похода с ним в ресторан, то тогда уже его могут привлечь?

– И если кто-то обратится по поводу этого мужчины, и для того, чтобы этот мужчина больше к этой женщине в следующий раз не пристал и не изнасиловал ее. Поэтому в этом смысл есть.

– На самом деле люди не очень понимают, что такое милиция. Мы понимаем, что милиция – это люди, которые приезжают на место преступления или на улице несут патрульную службу. Но после того, как я написал заявление в милицию, потом я должен иметь дело с тем, кто это расследует. Следователь, слово «дознаватель» тоже не понятное… Вот с кем я потом буду иметь дело, с милицией или с кем-то еще?

– Милиция – это очень большой механизм. Для примера я всегда привожу медицину. Вы приходите в поликлинику и видите: врач терапевт, гинеколог, стоматолог, невропатолог, т.е. есть специалисты, которые работают в узком направлении.

Милиция – примерно похожая схема. Есть уголовный розыск. Сотрудники уголовного розыска занимаются поимкой преступников. Есть патрульно-постовая служба. Это те, кто несет свою службу на улице, с кем мы сталкиваемся, кто проверяет документы, патрулирует на машинах, на которых написано ГНР (группа немедленного реагирования) или ППС (патрульно-постовая служба). Есть ГИБДД (Государственная инспекция безопасности дорожного движения), это те, кто обеспечивает контроль безопасности дорожного движения. Есть участковый уполномоченный. Он на своем административном участке занимается и приемом населения, и обходом по квартирам, и беседами со всеми.

А процессуальная деятельность поручена следователям и дознавателям. Следователи и дознаватели есть в милиции и в других правоохранительных структурах. Есть следователи ФСБ, Госнаркоконтроля, Следственного комитета при прокуратуре, которые расследуют изнасилования и убийства. Есть дознаватели в Госнаркоконтроле, в таможне, в Службе судебных приставов.

Чем отличается дознаватель от следователя? Принципиально различия не большие. В Уголовно-процессуальном кодексе написано, что все преступления делятся на те, по которым предварительное следствие обязательно и по которым – не обязательно. Преступления, по которым предварительное следствие обязательно, расследует следователь, по которым не обязательно – дознаватель.

Разница чисто техническая: если следователь после возбуждения уголовного дела имеет два месяца на расследование уголовного дела, то дознаватель имеет тридцать дней. Дознаватель составляет по результатам расследования обвинительный акт, а следователь составляет обвинительное заключение. Следователь, когда выяснил, что человек виноват, предъявляет обвинение в рамках уголовного дела еще до обвинительного заключения, а дознаватель не предъявляет обвинение, предъявлением обвинения является сам обвинительный акт. Вот такие нюансы.

Простому человеку, который вынужден столкнуться с милицией, нужно знать, что определенные составы преступлений, в основном именно небольшой и некоторые средней тяжести, расследуют дознаватели, а некоторые средней тяжести и тяжкие преступления расследуют следователи органов внутренних дел.

Все остальное – допрос или проведение и назначение экспертиз, выезд в следственно-оперативной группе, выполнение каких-либо других следственных действий, очные ставки, проверка показаний на месте – и дознаватель их делает, и следователь. В данной ситуации они работают одинаково, только цвет погон у них отличается – у следователя синие полоски, а у дознавателей, как и у всех остальных милиционеров, красного цвета.

– Нет такого, что следователи как бы главнее дознавателей?

– Нет. Просто когда следственно-оперативная группа выезжает, старший в ней всегда следователь, а если следователя нет, то старший в ней дознаватель. Если будет и следователь и дознаватель, то старшим будет следователь.

– Человек, когда он пишет заявление, может бояться мести насильника. В какой степени милиция может защитить человека от этой мести?

– Здесь два аспекта – один формальный, другой психологический. Психологический момент – бояться не нужно: очень часто насильники пытаются запугать, но боятся сделать что-либо из того, чем они угрожали. Например, говорят: «Только попробуй пойти в милицию – я тебя убью». Процент тех, кто действительно убьет, минимален.

И формальный момент – дело в том, что в Уголовно-процессуальном кодексе прописана статья о защите и потерпевших, и свидетелей, и принят закон. Недавно в системе Министерства внутренних дел создано специальное Управление по организации государственной защиты. В законе прописано, что в случае, когда потерпевшему или свидетелю угрожают, то могут применяться любые меры, вплоть до изменения внешности. Государство обеспечивает человеку смену места работы, места жительства, косметическую или пластическую операцию по изменению внешности.

– Пистолет могут выдать?

– Теоретически оружие может быть выдано, но практически в этом нет смысла. Потому что, как правило, жертва с этим пистолетом не сможет обращаться, проще выставить физическую защиту человеку, т.е. его будут прикрывать, сопровождать.

– Наверное, такими серьезными вещами как изменение внешности будут заниматься в какой-то серьезной ситуации? Вряд ли это подходит большинству жертв насилия.

– Человек может написать заявление с просьбой о том, чтобы его защитили, в любой ситуации. Естественно, органы, которые этим занимаются, будут оценивать адекватность угроз. Если соседский пацан нос разбил человеку и пообещал в следующий раз убить, то вряд ли жертве будут менять внешность, скорее всего как-то по-другому разберутся.

Существует еще момент, когда свидетели, жертвы не хотят давать показания, потому что знают, что подозреваемый или обвиняемый будет вместе со своим адвокатом знакомиться с материалами уголовного дела и прочитает все данные. В допросе всегда пишется фамилия, имя, отчество, дата рождения, место проживания и т.д.

Я сталкивался, когда работал дознавателем, с тем, что свидетели говорят: «Я вам сейчас дам показания, потом обвиняемый или его «дружки» меня найдут, и мне же за это накостыляют, зачем мне давать вам показания?» Для этого разработана специальная схема. Человеку, который решил дать показания, но опасается за то, что эти показания могут привести к несанкционированным действиям в отношении него, присваивается псевдоним. Допустим, написано «Кукушка», все данные о нем запечатываются и не подлежат ознакомлению адвокатом подозреваемого или обвиняемого. И даже в суде, если судья собирается вызвать его, то он не вызывается в открытый процесс, будет просто «Кукушка» и подпись заменяется. Это называется «судебная защита» свидетелей и потерпевших.

В любом случае, если вы, как жертва, считаете, что есть серьезная угроза, то пишите заявление. Оно будет рассмотрено и, в случае, если будет признано, что это опасность реальна, вам будут предоставлены меры защиты за счет государства.

– Но, вот эти меры – изменение внешности, фамилии, – они мало кому привлекательны, потому что это большая потеря, все-таки, потеря своей жизни, некого быта…

– Да, но, как раз и предусмотрено, что людям предоставляют жилье в другом городе, работу, желательно по специальности, им делают легенду, меняют документы и люди уезжают в другой город, если, конечно, они согласны.

– А вот менее радикальные средства, такие как физическая защита, на какой срок могут выдать такую защиту?

– На тот, который необходим. Если человек находился под подпиской о невыезде, а суд избрал заключение под стражу, он отправился «в места не столь отдаленные». Понятно, что его «дружки» останутся на свободе, но возможно, что через какой-то момент это уже потеряет актуальность.

– Я понимаю, что в милиции нет лишних людей, но неужели выдают так просто такую защиту?

– В милиции лишних людей нет и, естественно, не все так просто, и не каждый, кто напишет, получит.

– И последнее – это тема самосуда. В наших условиях очень высок соблазн самосуда, т.е. обращение к неким друзьям, или друзья сами предлагают наказать как-то, что никто не узнает. Что вы можете сказать «за» или «против» самосуда?

– Я думаю, что здесь больше сказывается то, как воспитан человек. Например, если человек верующий, то он не позволит себе такого, в силу своей веры. Если будем абстрагироваться от веры, то многих удерживает страх наказания. Известно, что «все тайное когда-нибудь становится явным». Т.е. сегодня это «друзья», а завтра поссорились, такое тоже бывает, и они скажут, что их попросили «разобраться», и они с тем-то «разбирались», и дадут показания.

Естественно, в первый момент, когда человек находится в психологическом шоке от совершенного в отношении него преступления, я думаю, что у всех возникает соблазн совершить самосуд. Постарайтесь первую свою шоковую реакцию пережить и не предпринимать никаких шагов к осуществлению самосуда. Через небольшой срок обида уходит, человек смотрит совсем по-другому. Он понимает, что зло, может быть, и радо, чтобы на него ответили злом, ведь именно таким образом зло и множится в мире.

Еще нужно учитывать тот аспект, что вы отомстите этому человеку, а он сможет просчитать, что это от вас, это родит возможное повторение насилия в отношении вас. И вы, таким образом, не прекратите насилие в отношении себя, это будет эскалация, вполне возможно, что в следующий раз будет более печально, чем в первый.

Мы должны стремиться к тому, чтобы у нас, как бы банально это не звучало, было правовое государство. А если мы сами будем нарушать закон, пусть даже по чувству справедливости какой-то своей, то мы никогда к нему не придем.

Самосуд возникает из-за недоверия к судебной системе, из-за недоверия к милиции, к прокуратуре, к суду, что виновный будет привлечен к ответственности. Но криминальные структуры – это не робин гуды, это люди, которые потом будут человека шантажировать и тянуть из него деньги. Для того чтобы человека «заказать», нужно заплатить наемному убийце или еще кому-то. Для того чтобы сделать человека инвалидом, чтобы поджечь машину, либо это нужно самому делать, либо это будут твои друзья делать, либо это будет делать кто-то, кто умеет это делать как профессионал, но он берет за это деньги. Так вот, криминальные структуры узнают об этом, и они будут потом тянуть с человека деньги, он уже будет не рад, что к ним обратился. Поэтому я рекомендую не обращаться к криминальным структурам, при всех прочих равных условиях, потому что это как трясина.

– Что-нибудь еще хотите добавить для людей, которые пострадали от насилия, именно по первым действиям после насилия?

– Всегда в обязательном порядке обращайтесь в правоохранительные структуры, даже если вы не верите, что они начнут работать и смогут найти преступника. Потому что, во-первых, если вы не обратитесь, то об этом никогда не станет известно, и даже если этот человек будет найден за какие-то другие преступления, то ваши преступления ему никогда не вменят. Во-вторых, государство само по себе тоже реагирует: если видят, что идет рост преступности, то оно будет предпринимать меры. Будет усиливать правоохранительные структуры, усиливать контроль правоохранительных структур, выделять соответствующую технику, начнет работу с людьми в системе образования, в системе средств массовой информации. А если люди не будут обращаться, и по статистике рост преступности будет падать, то тогда зачем нужно усиливать, улучшать, углублять, когда и так все идет на поправку?

По-поводу того, что многие думают, что бесполезно обращаться в милицию, т.к. все равно не найдут – приведу такой пример. Я сидел в кафе, на входе стоял охранник, что притупило мою бдительность. Узкий проход, и охранник стоит за стойкой. Я видел, что все, кто входит или выходит, проходят по этому узкому проходу. В трех или четырех точках кафе стояли вешалки, я снял свою дубленку и повесил на вешалку, но сидел я в метрах семи-восьми от нее, т.к. свободной рядом со столиком не было.

Часа полтора мы, увлекшись разговором, сидели за столиком, потом я подхожу к вешалке, а моей дубленки там нет. Сначала не хочется верить, естественно, я осмотрел все вешалки – не нашел. Подошел к охраннику, который на входе стоит, описал ему свою дубленку, он сказал, что никто в похожей дубленке не выходил. Дальше я обращаюсь к администрации, прошу номер телефона дежурной части ОВД этого района, звоню, берет трубку дежурный. Я рассказываю, где нахожусь, и говорю, что у меня украли дубленку. Предполагаю, что он сейчас скажет «приезжайте», я до этого, в принципе, хотел вызвать следственно-оперативную группу, чтобы они посмотрели, описали, и с ними приехать, написать заявление. А дежурный меня спрашивает сразу, какая дубленка была. Я говорю, что коричневая. Короткая? Короткая. Говорит оставаться мне на месте. Затем приезжает следственно-оперативная группа, приводят задержанного преступника, и приносят мою дубленку.

Оказывается, что он взял мою дубленку, положил ее в свою куртку, повесил на руку, как будто он просто выходит со своей курткой. Но на улице декабрь, холодно. Он надел свою куртку, а дубленку взял в руки. И стоял рядом участковый уполномоченный, опытный майор, у которого был выходной в этот день. Он увидел этого мужчину, который несет дубленку, остановил его, спросил, чья это дубленка (тот сказал, что его «кореша»), и сообщил в дежурную часть. И тут звоню я.

Т.е. преступление было раскрыто моментально, потому что есть такие внимательные сотрудники милиции, которые анализируют ситуацию и задерживают людей.

Если человек пришел и сообщил, что в отношении него совершено насилие, то этого насильника могут задержать вот такие же бдительные сотрудники. Если он сообщит приметы, то задержать могут за другое, но дается ориентировка. У всех сотрудников патрульно-постовой службы есть небольшая книжка, которую они носят с собой, и когда они сидят на инструктаже перед заступлением на службу, то все записывают: какую машину угнали, кто какой грабеж совершил. У них эти приметы есть. Если милиционер добросовестно работает, то он может найти преступника, а даже если он подзабыл, кого-то задерживает и приводит для составления протокола за административно-правовое нарушение (нецензурную брань, распитие спиртных напитков и.т.д.), то у дежурного есть все приметы. И бывает, что попадают под описание, тогда тут же вызывают оперуполномоченного, начинают работать и раскрывают преступление.

© Vetkaivi.ru

Об авторе:


( 7 голосов: 3.86 из 5 )

Источник: http://www.vetkaivi.ru/main/first_steps?id=269




Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Почему нет возбуждения с девушкой

Похожие новости:












Кресло для рыбалки раскладное своими руками
Как сделать подарки своими руками на новый год своими руками
Почему болят мышцы после упражнений
Изготовить своими руками сани для снегохода
Как для жульена сделать ручку из салфетки
Как в майнкрафт сделать самый красивый дом в
Тканевый шкаф для одежды своими руками
Как сделать вкусную скумбрию в духовке
Из мармелада своими руками топиарий
Как из windows phone 8 сделать андроид
Как в windows movie maker сделать клип
Почему ноги мерзнут при сахарном диабете
Как сделать елку из шариков своими руками
Незамерзающая лунка своими руками
Как сделать трехслойный браслет из резинок